Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск







































Аналитика

Тринадцатое число: мистика или мистификация «Катынской трагедии»?

Тринадцатое число: мистика или мистификация «Катынской трагедии»?
Фото Книга: Катынский расстрел - Опровержение «официальной» версии, Андрей Викторов
13 апреля 1943 года германское радио официально сообщило об обнаружении в Катыни под Смоленском захоронений польских офицеров, расстрелянных (по версии Геббельса) советскими властями. Это было после победы под Сталинградом, когда стало очевидно: Германия неизбежно проиграет войну, если что-то не разделит СССР и западных союзников в борьбе против фашизма.

13 апреля 1943 года германское радио официально сообщило об обнаружении в Катыни под Смоленском захоронений польских офицеров, расстрелянных (по версии Геббельса) советскими властями. Это было после победы под Сталинградом, когда стало очевидно: Германия неизбежно проиграет войну, если что-то не разделит СССР и западных союзников в борьбе против фашизма.

Ровно 47 лет спустя, день в день, 13 апреля 1990 года было опубликовано официальное заявление ТАСС о «непосредственной ответственности за злодеяния в Катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных…». Хотя, оснований для этого вовсе не было. Из документов, якобы подтверждавших решение о расстреле, фигурировало лишь постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года с резолюцией Иосифа Сталина. Однако, экспертиза одного из ведущих специалистов МВД РФ Эдуарда Молокова показала, что первая, вторая и третья страницы документа отпечатаны на одной, а четвертая — на совершенно другой индивидуально-конкретной пишущей машине. Вывод очевиден даже для непрофессионалов – продемонстрированное постановление Политбюро – судя по всему, фальсификация.

При этом в июле 1946 года Катынское дело рассматривалось в ходе Нюрнбергского процесса, этот эпизод фигурирует в обвинительном заключении Международного трибунала как одно из злодеяний гитлеровцев.

Об этом факте сегодня вспоминает все больше историков, политологов, общественных деятелей и обычных граждан. Исследователи и общество склоняются к мысли: та, в «лихие девяностые» признанная официальной, версия о причастности Советского Союза к расстрелу польских военнопленных, была ошибочной. То, что наша страна в свое время приняла на себя чужую вину, наносит урон ее репутации в мировом сообществе и играет на руку антироссийской пропаганде. И главное — позволяет «списать со счетов» некий эпизод из фашистских деяний. А такие моменты нельзя ни забывать, ни приуменьшать. Хотя бы для того, чтобы не допустить реабилитации нацизма в будущем.

Бои вокруг Медного

Для жителей Тверской области эта тема особенно актуальна. Ведь у нас расположен мемориальный комплекс «Медное». Тема «Медного» «всплыла» именно 13 апреля 1990 года, когда руководство страны передало Польше вышеупомянутые материалы. Именно тогда появилась «официальная версия» версия «катынско-медновских» событий, согласно которой возле поселка Медное под Тверью похоронены товарищи тех, кто погиб под Смоленском в Катыни — около 6 тысяч польских граждан, содержавшихся в Осташковском лагере и, якобы, расстрелянных НКВД не позже 1940 года.

Однако исследователи находят все больше подтверждений другой — альтернативной версии: тут похоронены наши, красноармейцы, умершие от ран в находившихся неподалеку госпиталях, либо убитые фашистами во время жестоких боев за эту территорию осенью 1941 года, в ходе боев на подступах к Калинину и во время «Марьинского прорыва». Тогда немецкие войска выдвинули большие силы, чтобы взять Торжок. Согласно данным историков, в ходе боев возле деревни Ямок погибло порядка двух тысяч красноармейцев. Жители рассказывали, что их привлекали к сбору тел погибших. Местами сбора тел были деревня Ямок и расположенные рядом дачи НКВД (как раз там находится польское захоронение).

В пользу этой версии также говорят мемуары участников войны, в 1941-42 году проходивших лечение в этих госпиталях. Так, по воспоминаниям комиссара 1319-го стрелкового полка Н.Дыхно, «в селе Медном еще располагался госпиталь, захваченный немцами, которые зверски расправились с ранеными и больными». Эту версию подтверждают и свидетельства поисковиков: на территории, где сейчас расположен мемориал, находили останки со следами хирургических вмешательств и самодельные обелиски.

Куда вел этап?

Кроме того, ученые находят все больше данных, ставящих под сомнение сам факт захоронения поляков в Медном.

По большому счету, после Нюрнбергского трибунала добрых полвека к этой теме не возвращались: в катынском деле была поставлена убедительная точка. Снова эта тема всплыла как раз в 1990 году, когда президент СССР М. Горбачев передал президенту Польши В. Ярузельскому списки, якобы, расстрелянных польских военнопленных. Однако, как утверждают исследователи, формально это были списки -предписания на отправку этапов из Осташковского лагерей в Калинин.

Но кто решил, что военнопленных этими этапами везли непременно на расстрел, а не в другой лагерь, на работы, или даже с целью обменять? В переданных документах об этом ничего не говорится.

Зато есть данные, что имена поляков из этих списков не единожды всплывали в более позднее время. Так, во время раскопок во Владимире-Волынском археологи нашли жетоны (и, следовательно, останки) офицеров Кулиговского и Маловейского, якобы расстрелянных в Калинине и похороненных в Медном. Причем там, на Западной Украине, владельцы жетонов погибли в конце 1941 года, уже после немецкого вторжения. Что, кстати, подтверждается и другой находкой — в местах этих захоронений обнаружены сотни немецких патронов, датированных 1941 годом. Получается, эти польские военнопленные были отправлены из Осташкова в Калинин, но не были убиты . Они попали на Западную Украину и год спустя погибли там от рук, очевидно. фашистов или их пособников.

Также зафиксирована гибель более 200 поляков из осташковского лагеря в 1942 году, во время перевозки из Хабарова в порт Нарьян-Мар. Одна из барж была торпедирована немецкой подводной лодкой. Поляки пытались спастись (до острова Матвей было всего полтора километра, можно бы доплыть). Однако немецкие подводники устроили настоящую бойню: людей достреливали из личного оружия, резали винтами лодки. В общем, из 247 заключенных выжили только двое.

Известный исследователь катынской тематики ныне покойный Сергей Стрыгин называл и ряд других польских имен. Например, Антона Горбика, который тоже якобы был расстрелян в 1940 году, Но в 1942-44 годах Антон Горбик командовал национальным польским партизанским отрядом в Ровенской области.

Получается, что из Осташкова в Калинин военнопленных везли не на расстрел. И далеко не факт, что под плитами Медного лежат польские офицеры. В прямом смысле слова не факт: официально обнаруженными в Медном считаются только останки 243 лиц (да и то эксгумация проводилась весьма своеобразно, и к этой теме мы еще вернемся). Из этих 243 человек идентифицированы только 16 (эти данные почему-то малоизвестны, они зафиксированы в официальных Меморандумах Министерства Юстиции РФ, подготовленных по итогам расследования «катынского дела»). А пулевые отверстия обнаружены лишь в 12 черепах. Остальные фамилии поляков, а это более шести тысяч, взяты из тех самых «этапных списков», оказавшихся вовсе не расстрельными.

Память как условие чести.

Почему мы вспомнили об этом сегодня? Не только из-за тринадцатого числа. Недавно в Тверской области отметили 76 годовщину освобождения Ржева — правого фланга битвы за Москву. Уже поднимается во весь рост Ржевский мемориал — грандиознейший памятник советскому солдату, который будет стоять в Верхневолжье. Во всех районах уже начались мероприятия по подготовке к празднованию 9 мая. И общественность Твери, Торжка и Калининского района все чаще вспоминает: а сколько воинов, из тех, что освобождали Калинин и не пустили врага на Торжок, возможно, лежат в Медном под чужими могильными плитами? Справедливо ли это? Достойно ли?

Кстати, лет 12 назад здесь, на территории польского захоронения мемориала «Медное» тверские и московские общественники установили мемориальную плиты в память погибших советских солдат, но потом эта плита затерялась где-то в подвалах администрации мемориального комплекса…

Ради памяти прадедов, ради спокойствия потомков, мы должны восстановить историческую правду и разобраться, кто же все -таки похоронен в Медном. Разобраться основательно и профессионально. И правдиво восстановить страницу нашей истории.

Нескрываемая зависть: Исаев описал впечатления от дебатов на Украине. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика